> Портал для людей с ограниченными физическими возможностями (для инвалидов, про инвалидность): Контент / content / Известные инвалиды.Григорий Журавлёв
 
Известные инвалиды.Григорий Журавлёв
ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО – ВО ИМЯ БОГА И ДЛЯ ЛЮДЕЙ

добавил: volf




ГРИГОРИЙ ЖУРАВЛЕВ


1858-1916 гг.



ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО – ВО ИМЯ БОГА И ДЛЯ ЛЮДЕЙ


«…В 1858 году в селе Утевка Самарской губернии в полутемной избе родился ребенок без рук и без ног. Одно туловище да голова. Все гладко, вроде как яйцо. В это время пришел отец дьякон, к которому и обратились сродники:

- Как же это могло случиться?

- М-да, православные, вопрос этот сложный. Видно, Господь усмотрел в этом младенце великого человека. Может быть, он назначен Господом быть генералом, а может быть, и архиереем. А дьявол по злому умыслу взял, да ручки и ножки-то отнял у младенца. Впрочем, может быть, я ошибаюсь, так простите меня Христа ради.

На восьмой день младенца принесли в церковь:

- Крещается раб Божий Григорий. Во имя Отца. Аминь. И Сына. Аминь. И Святого Духа. Аминь.

- И, что это за ребенок такой, один только рот, - ворчал восприемник, принимая окрещенного Гришу в сухие пеленки.

Батюшка, укоризненно посмотрев на восприемника, сказал:

- Мы еще не знаем, какой Божий промысел об этом ребенке. А что касается рта, то этим ртом он может сотворить еще большие дела. Ведь рот служит не только для вкушения яств, но сказано в Писании: «В начале было Слово». Погоди, он тебя еще кормить будет. Что человеку невозможно, то Богу возможно, - сказал священник, приступая к ребенку со святым миром…»

Способность к рисованию у Гриши появилась рано. Еще будучи совсем маленьким, он удивлял земляков, когда ползая по двору на животе, сжимал зубами кусочек древесного угля и рисовал все, что видел: людей, деревья, дома. Своим детским умом он проникал в самую суть вещей и событий. Создавалось такое впечатление, что через свои страдания он видел многое такое, чего другие не видели. Однажды за этим занятием его застал учитель сельской школы и попросил родных приносить Гришу в школу. Учеба мальчику давалась легко. Он успевал по всем предметам, хотя и писал, держа ручку в зубах. Когда мальчик подрос, его послали учиться в Самарскую мужскую гимназию. Помогал ему во всем брат Афанасий. Кроме гимназии Гришу возили в городской кафедральный собор на богослужения и еще в иконописную мастерскую. Когда Гриша оказывался в мастерской, он был просто сам не свой. Вдыхая запах олифы, скипидара и лаков, он испытывал радостное праздничное чувство. Как-то раз он показал хозяину мастерской свои рисунки на бумаге карандашом и акварелью. Рисунки пошли по рукам, мастера покачивали головами и, одобрительно пощелкивая языками, похлопывали Гришу по спине. Вскоре они не ленясь, стали учить его своему мастерству тонкой иконной живописи с самого начала, с азов. Трудно это было поначалу, ой как трудно. Брат давал ему в рот кисть, и он начинал. Доска должна была лежать на столе плашмя, ровно, чтобы краска не стекала вниз. Кисточку по отношению к доске нужно было держать вертикально. Чем лучше это удавалось, тем тоньше выходил рисунок. От слишком близкого расстояния ломило глаза, от напряжения болела шея. После двух-трех часов такой работы наступал спазм челюстных мышц так, что у Гриши не могли вынуть изо рта кисть. Ему удавалось раскрыть рот только после того, как на скулы накладывали мокрые горячие полотенца. Но зато успехи были налицо: рисунок на иконе выходил твердый, правильный. Иной так рукой не сделает, как Гриша зубами. Начинал он с простых икон, где была одна фигура святого, но потом понемногу перешел к более сложной иконографии.

В двадцать два года Григорий закончил Самарскую гимназию и возвратился в родную Утевку, где стал писать иконы на заказ. Написанные им образцы расходились нарасхват. Мало того, что иконы были хороши и благодатны, но особенно в народе ценили и отмечали то, что это были не обычные иконы, а нерукотворные. В 1885 году, в царствование императора Александра III, в селе Утевке начали строить соборный храм в честь Святой Живоначальной Троицы. Проект церкви вызвал у Григория Журавлева какие-то возражения, и односельчане доверили ему исправить недочеты. По усовершенствованным им чертежам (еще один талант самородка) и была сооружена утевская церковь. Что же касается живописного убранства храма, то Григория пригласили расписывать стены. Целые дни проводил он на специально созданных для него «подмостках». Страшно тяжело было расписывать купол храма. Ему приходилось лежать на спине, страдать от усталости и боли, но он все-таки сумел завершить роспись купола. От этой работы на лопатках, крестце и затылке образовались болезненные кровоточащие язвы. От напряженной работы и постоянного вглядывания в рисунок почти полностью испортилось зрение. Постоянно трескались и кровоточили губы, основательно стерлись передние резцы. Когда он, сидя после работы за столом не мог есть от боли во рту, близкие говорили ему: «Мученик ты, Гришенька, мученик ты наш».

Несколько лет Григорий Журавлев расписывал храм и прославил своими фресками церковь на всю губернию. Были у Григория и другие ответственные заказы. В 1892 г. в Самаре был освящен Кафедральный соборный храм Христа Спасителя. Покровителем Самары считался святитель Алексий. Написать икону небесного покровителя губернатор А.Свербеев поручил Григорию Журавлеву, выразив, таким образом, признание таланта иконописца. (Дальнейшая судьба самарского храма Христа Спасителя печальна: храма нет, он взорван богоборческой властью советских времен).

Вскоре слух о необычном мастере дошел до Царствующего Дома. Журавлев был приглашен в столицу и там всех удивил своим искусством. Пробыл он в Петербурге три года. Для последней царствовавшей в России семьи Журавлев написал групповой портрет, которым Николай II остался доволен. Вернулся он на родину с назначенной от Царя пенсией в размере 25 рублей золотом ежемесячно. А самарскому губернатору было приказано выдать иконописцу иноходца с зимним и летним выездом.

Хотя у Григория были средства, но иконописную мастерскую он не заводил, по-прежнему писал образа сам. Ученики помогали ему растирать краски, готовить иконные доски, грунтовали. За иконами Григория Журавлева приезжали с далеких окраин России. В жизни он всегда был в ровном мирном расположении духа, ничто не колебало и не омрачало его души. Всегда веселый, жизнерадостный, как огонек светил он людям, поддерживал их, как мог, в трудные времена. На людей он не производил впечатления человека, обделенного судьбой. Наоборот, отличался он необыкновенной силой духа, все его уважали и любили.

В 1916 году, когда шла тяжелая кровопролитная война с Германией, Григорий заскучал, стал часто болеть. Во время одной особенно тяжелой болезни ему было откровение: что скоро наступят лихие времена, когда и он сам, и его иконы никому не будут нужны. А через три года так и случилось, но Григорий этого не видел, потому что уже лежал в могиле. Он умер в конце 1916 года, перед самой революцией. Похоронили его в церковной ограде Утевского Троицкого храма.

В Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, в Сергиевом Посаде, бережно хранится одна из икон кисти Григория Журавлева под названием «Святой Лев – папа римский». Она является образцом одной из иконописных школ XIX века. Не это ли безусловное признание таланта Григория Журавлева?!



Елена Брыкова

Наши партнёры

Главное меню

Добро пожаловать,


Site made with e107.
Время генерации: 0.1075 сек., 0.0171 из этого заняли запросы. Запросов БД: 30. Использовано памяти: 4,802кБ